Любое дело решаемо.

Актуально

11 декабря
Позвонить юристу
67 505 970
Новые изменения в Иммиграционном законе Латвии
2 марта 2017 года вступили в силу новые поправки к Иммиграционному закону Латвии (далее – Закон), согласно которым появилось несколько новых оснований для получения временного вида на жительство в Латвии (далее – ВНЖ), а также серьезным образом изменились условия для получения ВНЖ на основании регистрации представительства иностранного коммерсанта.
Основные изменения к Иммиграционному закону Латвии
С 1 июля 2016 года вступили в силу новые изменения к Иммиграционному закону Латвии. Поправки коснулись в основном статей закона, которые отвечали за предоставление временного вида на жительство иностранцам, купившим недвижимую собственность или осуществившим вклад в основной капитал общества. Кроме того, данные поправки возложили на иностранцев дополнительные финансовые расходы в случае получения временного вида на жительство через вклад в основной капитал, а также в случае повторного затребования временного вида на жительство после окончания первого 5-ти летнего периода, но с оговорками, которые позволили немного уменьшить затратную часть.
Член Торгово-промышленной палаты Латвии Latvijas Tirdzniecības un Rūpniecības Kameras biedrs Member of the Latvian Chamber of Commerce and Industry

Вкратце о нас

Юридическое Бюро "INLAT PLUS" с момента своего создания в 1996 году является одним из самых активных и известных компаний, действующих на рынке юридических услуг Латвийской Республики. Объем и виды предоставляемых Компанией юридических услуг может удовлетворить самым взыскательным требованиям клиентов (юридических и физических лиц).

Контактная информация

Адрес бюро:
E-mail:
Латвия, г. Рига, LV-1050,
Бривибас 40-15
ip@inlatplus.lv
Тел.:
Факс:
(+371) 67505970
(+371) 26403577
(+371) 67505978

Рейдерство: борьба за лучшую долю

15.03.2010
Юристы признаются: по частоте захватов предприятий последние годы стали напоминать бедовые девяностые. Только тогда в ходу были откровенно криминальные методы (например, внаглую подделать подпись), теперь же действуют более интеллигентно, применяя полумошеннические схемы (так называемое серое рейдерство), которые основаны на несовершенстве латвийского законодательства.
Об одной такой "дырке" и рассказал член правления юридической компании Inlat Plus Александр Ленковский.
Доли капитала компании можно сравнить с объектами недвижимости: и там, и тут — собственность. И давайте теперь сравним, как государство регулирует оформление смены собственников недвижимости и долей капитала. Как известно, чтобы переписать на другое имя, скажем, квартиру, придется обращаться в Земельную книгу, причем подавать туда следует официальное прошение, заверенное нотариально. То есть соблюдение необходимых процедур контролируется дважды: сначала нотариусом, а затем судьей из Земельной книги.
Теперь посмотрим, какие требования существуют к смене владельцев долей капитала. Необходимо в Регистр предприятий подать список участников компании, принявших это решение, с подписями. И все. Регистр не проверяет и не обязан проверять правдивость этого документа: там смотрят только на соответствие его нормам закона по форме и содержанию.
И вот что из-за этого получается...

История первая: поди докажи
Жили-были два компаньона, у Васи было 30 процентов капитала, у Ивана, соответственно, 70, и он в отличие от первого считался также членом правления. Но вот однажды Иван узнает, что больше не является ни членом правления, ни держателем контрольного пакета. Как так?
Выясняется, что в Регистр предприятий поступил документ о том, что Иван в качестве члена правления созывал собрание участников (в этот момент Иван подумал, что, может быть, он сделал это во сне?), сам на это собрание не явился (а как явиться, если ты в своей постели спишь?). Поскольку кворум на первом собрании не был достигнут (у Васи, напомним, лишь 30 процентов долей капитала), то спустя две недели якобы член правления вновь пригласил участников фирмы на повторное собрание (в этот момент Иван всерьез стал подумывать о визите к психиатру).
Как известно, повторное собрание участников компании по той же повестке дня правомочно принимать решения независимо от того, в каком составе оно собралось, даже если бы пришел всего один участник с одним процентом долей капитала. (Эту меру законодатели внесли, чтобы можно было хоть как-то вести дела в фирме, один из участников которой пропал в неизвестном направлении.)
Между тем на повторном собрании было принято важное решение (собственно, Вася так решил) увеличить размер уставного капитала. Поскольку владельца контрольного пакета долей там по понятным причинам не было, то он и не мог согласиться или не согласиться с этим решением. Таким образом, все деньги внес Вася, а значит, пропорционально увеличилась его доля капитала. Теперь соотношение сил поменялось — Васе принадлежало 80 процентов, Ивану — 20.
Участники собрания также постановили (в лице Васи) вывести из членов правления Ивана, а включить туда понятно кого.

Дело о конверте
Иван стал объяснять, что, дескать, не мог он, будучи в своем уме, созывать собрание с целью выкинуть самого себя из компании. Однако как поверить ему: может, человек передумал и теперь говорит, что ничего не было? А вот его удачливый компаньон, Василий, даже помахал листочком — приглашением на это собрание: вот, мол, получил и даже случайно сохранил.
На приглашении прийти на собрание общества (распечатанном листочке), естественно, не стоит никаких подписей шариковой ручкой: только набранный шрифтом Times New Roman текст. Кто писал его, когда писал и отправлялся ли куда-нибудь документ — никто никогда теперь не узнает.
Между прочим, закон о процедуре приглашения на такие собрания говорит лишь одно: "Приглашения на собрания посылаются за две недели". То есть нигде не сказано, что в этих документах должна стоять подпись члена правления.
Вернее, об этом говорится в правилах КМ по оформлению документов и относится к членам правления. Но нигде не сказано, что получатель приглашения обязан реагировать только на подписанные приглашения. Это не его дело!
Этим противоречием — якобы отсылали приглашение, но оно не пришло, или пришло, а отсылал ли его кто-нибудь, неизвестно — часто пользуются. Например, если члены правления хотят создать видимость приглашения, то шлют остальным участникам компании открытки или просто выдержки из годового отчета — лишь бы чтото. А потом размахивают конвертом на суде: видите, мы высылали приглашение.
Но и их адресаты, бывает, изображают получение писем там, где их нет. А что самого письма или даже конверта не сохранилось, ну так что же — никто и не обязан хранить.
"Конечно, рейдерством не станет заниматься человек тихий и скромный, — замечает Александр Ленковский. — Обычно на это решаются люди определенного склада характера, способные спокойно врать в глаза и не запутаться в показаниях".

История вторая: кто сильный, тот и прав
Этот бизнес вообще-то принадлежал Игорю. Но поскольку он является российским гражданином, а фирме надо было купить на свое имя дом в центре Риги, то он пригласил в компанию своего кума — Мариса. Последний получил 51 процент акций, но не был назначен членом правления.
И вот, как в первой истории, однажды Игорь узнал, что и фирма уже больше не его, а значит — и недвижимость. И, как и в рассказанном выше случае (а на самом деле таких историй сейчас происходит очень много), доказать почти ничего невозможно.
Ну не пришел человек на собрание, хотя сам его якобы созвал! Что же тут удивительного. Удивительно в этой истории то, что суд первой инстанции решил не отменять сделку на том основании, что у Мариса все равно контрольный пакет, а значит, если бы такое собрание состоялось, то его результат был бы точно таким же. Казалось бы, логичное рассуждение, не так ли?
Однако Александр Ленковский считает, что иногда рейдерские действия проводят "в момент импульсивных решений". О том, что Марис не собирается окончательно кидать своего родственника, свидетельствует хотя бы тот факт, что активы из этой фирмы еще не выведены. "Возможно, если бы суд не встал однозначно на защиту Мариса, они бы еще смогли договориться. Хотя бы потому, что являются кумовьями".

Встретимся в суде...
После того, как случился "захват долей капитала", новые владельцы "контрольного пакета" обычно применяют одну из двух стратегий. Если они уверены в действенности своих методов и в том, что суд будет на их стороне (как в случае номер два), то ничего не делают.
В противном случае стремятся скорее вывести активы из фирмы: если есть недвижимость, тот тут же отягощают долгами, а на полученные заемные деньги покупают сомнительные услуги и так далее. Все делается для того, чтобы к моменту, когда суд вынесет решение "восстановить бывшего владельца долей капитала" в своих правах, взять в фирме было уже нечего.
Конечно, в таких случаях можно подать в суд иск об аресте этой доли. Но сама по себе эта мере неэффективна. В случае ареста доли участник компании попрежнему может использовать свой голос, чтобы принимать решения об имуществе фирмы. Лишь однажды в практике Александра Ленковского судья арестовала долю вместе с правом голоса.
Решение об аресте имущества (или голоса) примечательно тем, что его фактически нельзя обжаловать в вышестоящей инстанции. Можно только подать заявление о снятии ареста (тысячу таких заявлений, сколько угодно), но решение о снятии ареста принимает тот же судья, что и арестовывал. Поэтому должны, видимо, появиться какието очень важные новые факты, из-за которых он отменил бы собственное решение.
"Иногда бывает, что решение о наложении или снятии ареста — очень субъективное, — говорит Александр Ленковский. — И конечно, неправильно, что теперь закон не предусматривает возможности обжаловать это решение. Таким образом, будем откровенны, поощряется коррупция в судебных органах".


Чтобы это случилось не с вами
Увы, существует лишь несколько способов подстраховаться от того, чтобы ваш компаньон не выкинул вас из компании. Но и ими пренебрегать не стоит.
1. Мониторьте в монитор
У вас должно войти в привычку регулярно запрашивать данные о своей компании в Регистре предприятий на предмет изменений в составе собственников. Это можно сделать и на странице Lursoft, или даже через собственный интернет-банк (например, Swedbank предоставляет такую возможность).
Такой "мониторинг" необходимо вести для того, чтобы вовремя заметить, что вас, условно говоря, выкинули или подвинули из состава владельцев компании. Тут важно не прозевать два срока.
Один месяц закон дает на обжалование действий Регистра предприятий и три месяца — на обжалование в суде решений, принятых на собрании участников. Иногда это помогает. Например, регистр отменит свое решение о перерегистрации долей капитала на другое имя, если будут приведены "неопровержимые доказательства о подделке подписи". Заметим — не самого документа, а именно подписи. Причем хватает всего лишь вашего заявления в Регистр предприятий о том, что подпись не ваша, даже не требуется графологической экспертизы.
Правда, тут можно заметить еще одну законодательную несостыковку, которой могут воспользоваться, чтобы исключить возможность обжалования решения Регистра предприятий в несудебном порядке. Так, закон говорит, что заявление о смене владельцев долей капитала должно подаваться в Регистр предприятий в течение двух недель с момента принятия решения. Однако несвоевременная подача документов карается несерьезно: в худшем случае — небольшим административным штрафом. (Что это такое по сравнению с перспективой захватить контроль над предприятием!). А раз так, подать документы спустя полгода: ах, забыли или некогда было. В Регистре предприятий такую отговорку должны молча проглотить, а пострадавшая сторона, которую за это время выкинули из фирмы и даже лишили возможности исправить ситуацию "малой кровью" (обжаловать решение в Регистре допускается лишь, напомним, спустя месяц (или три) после его принятия); пострадавшая сторона может начинать копить деньги на хорошего адвоката.
2. Пиши устав
Таким образом, получается, что своевременно обнаружить изменения в составе участников фирмы — еще не стопроцентная гарантия успеха в борьбе за свою собственность. Другая мера тоже не является панацеей, но, как выразился юрист Александр Ленковский, "на суде будет легче".
Чтобы было легче, компаньонам надо заранее, еще в момент составления уставных документов, договориться о том, что решения о продаже долей капитала принимаются, если на собрании участников присутствуют владельцы всех 100 процентов долей предприятия (и все должны ставить подпись о том, что присутствуют на собрании), или же, например, что на такое собрание участники должны созываться через нотариальное уведомление.
Скорее всего, Регистр предприятий не будет отслеживать, соблюдали ли записанные в уставе предприятия правила (у него, как мы помним, другие функции), но в суде нарушение устава однозначно учтут.
/ Оксана Мигунова, Бизнес&Балтия /
Понравилась информация? Поделиться