Любое дело решаемо.

Актуально

23 июня
Позвонить юристу
67 505 970
Основные изменения к Иммиграционному закону Латвии
С 1 июля 2016 года вступили в силу новые изменения к Иммиграционному закону Латвии. Поправки коснулись в основном статей закона, которые отвечали за предоставление временного вида на жительство иностранцам, купившим недвижимую собственность или осуществившим вклад в основной капитал общества. Кроме того, данные поправки возложили на иностранцев дополнительные финансовые расходы в случае получения временного вида на жительство через вклад в основной капитал, а также в случае повторного затребования временного вида на жительство после окончания первого 5-ти летнего периода, но с оговорками, которые позволили немного уменьшить затратную часть.
Оформление получения статуса беженца или альтернативного статуса, установления защиты от выдворения (экстрадиции)
Юридическое бюро INLAT PLUS предлагает следующие услуги в области получения статуса беженца или альтернативного статуса:
Член Американской торговой палаты в Латвии Amerikas Tirdzniecības Palātas Latvijā biedrs Member of the American Chamber of Commerce in Latvia
Член Латвийско-Британской торговой палаты Latvijas Lielbritānijas Tirdzniecības palātas biedrs Member of the Latvian British Chamber of Commerce
Член Торгово-промышленной палаты Латвии Latvijas Tirdzniecības un Rūpniecības Kameras biedrs Member of the Latvian Chamber of Commerce and Industry

Вкратце о нас

Юридическое Бюро "INLAT PLUS" с момента своего создания в 1996 году является одним из самых активных и известных компаний, действующих на рынке юридических услуг Латвийской Республики. Объем и виды предоставляемых Компанией юридических услуг может удовлетворить самым взыскательным требованиям клиентов (юридических и физических лиц).

Контактная информация

Адрес бюро:
E-mail:
Латвия, г. Рига, LV-1050,
Бривибас 40-15
ip@inlatplus.lv
Тел.:
Факс:
(+371) 67505970
(+371) 26403577
(+371) 67505978

Виктор Копосов: «Мошенники становятся изощренней!»

13.07.2015
Много лет назад журналист спросил у руководителя юридической фирмы INLAT PLUS Виктора Михайловича Копосова: «В чем важность вашей работы?» «Иногда за несколько минут мы можем решить проблему клиента, условно говоря, на десять тысяч долларов, вовремя дав правильный совет или консультацию», -– ответил Виктор Михайлович. На следующий день с самого утра стали звонить знакомые и со смешком интересоваться, не одолжит ли он им деньжат. Недоумевающий юрист открыл свежий номер газеты и увидел в статье: «Он зарабатывает десять тысяч долларов в минуту!».

Ольга КОНТУС, Газета "МК-Латвия"

БЫВШИЙ РАБОТНИК ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ И ЮРИСТ РАССКАЗЫВАЕТ, КАК ВЫИГРАТЬ СУД... ЗА 10 ЕВРО И НЕ ПОПАСТЬ НА ТЫСЯЧИ
«Выиграла!»
 
На самом деле, хотя Виктор Копосов и работает успешно как руководитель юридической фирмы все 25 лет независимости Латвии, он не зарабатывает по 10 тысяч в минуту. А иногда (хотя сам руководитель бюро и не очень хочет об этом говорить), напротив, помогает попавшим в беду людям бесплатно.
 
Один такой случай наш собеседник все-таки рассказал. Наверное, потому, что выход из ситуации был найден элегантно-остроумный:
– Это было поздним вечером. Раздался звонок. Гляжу в монитор – на площадке заплаканная женщина. Открываю. Женщина заходит и говорит: «Помогите ради всего святого!» Я спросил, что случилось. «Вы знаете, у меня завтра суд в 9 утра. Нас вместе с ребенком выселяют из хозяйского дома. Меня бросил муж. Зарплата на работе очень маленькая, и ее сейчас вообще не платят. Вы могли бы защитить мои интересы в суде? Но у меня нечем вам заплатить».
 
Женщина очень плакала, и как-то вот поверил я ей, хотя мошенники сюда тоже, бывает, приходят. Но чтобы участвовать в судебном заседании, нужно получить от нее доверенность. И нужно еще пойти в суд, чтобы ознакомиться с материалами дела. Но уже поздний вечер, времени вообще нет. А выселяют ее за неуплату арендной платы.
 
И тут мне в голову пришла идея. Я посмотрел на нее – человек не может так играть, это действительно стресс, страх и тому подобное. А по закону, существует трехмесячный срок: если человек три месяца не платил арендную плату, у хозяина появляется право его выселить. Я говорю: «Вот вам 10 евро – бегом на почту. Сегодня истекает последний день, когда мы можем прервать этот трехмесячный срок неуплаты. Вы просто заплатите, можете мне эти деньги не возвращать. Я верю, что среди судей есть добрые люди. И если вы говорите правду, вы покажете на суде этот платеж, скажете, что это последнее, что собрала, и у судьи появится законное право отказать в иске».
 
Она не хотела брать деньги. Она плакала и плакала. Но потом все-таки взяла и пошла, сделала, как я сказал. Она позвонила через час после судебного заседания (мы к тому времени уже перепроверили, что действительно такое судебное дело есть): «Выиграла!»
Он сказал: «Москачка!»
 
Виктор Михайлович Копосов – бывший работник прокуратуры. Поэтому мы пришли к нему на интервью с затаенной целью навести нашего собеседника на ностальгические воспоминания. Почему раньше люди стремились работать в милиции, как попадали в генеральную прокуратуру?– В школьные годы меня интересовало то, что интересовало многих в то время: я читал много детективов, с восторгом смотрел фильмы о буднях работников милиции и свой жизненный путь определил так: хочу быть следователем! Для этого я поступил в Латвийский государственный университет, который успешно закончил. Ну, и куда же пойти работать? У меня не было никакой протекции, и я принял сумасбродное решение. Система прокуратур с тех пор мало изменилась. И сейчас есть районные, городские прокуратуры, есть генеральная прокуратура, где работают очень большие люди. Вот я и пошел не куда-нибудь, а в генеральную прокуратуру, которая, как всегда, хорошо охранялась.
– А где она располагалась?
– Там, где сейчас находится французское посольство. На входе меня остановил суровый милиционер и спросил: «Вы к кому?» Я так же серьезно ответил: «Я – в отдел кадров». И он пропустил меня. В отделе кадров пришлось подождать. Наконец вышел человек с большими звездами на погонах, пригласил зайти в каби¬нет. Спрашивает: «Вы по какому вопросу?» Я говорю: «Я хотел бы работать у вас». И я был очень сильно удивлен, когда он у меня спросил: «А-а-а, вы от товарища Озолиня?» Я говорю: «Нет». «А-а-а, вы от товарища Гринберга?» Я говорю: «Нет». Тут он стал на меня смотреть с подозрением: «От кого же вы?». Я сказал, что я сам от себя. «Да? -– удивился он, – и где бы вы хотели работать?» Так как воспитание у нас у всех в то время было одинаковое, я заявил: «Там, где труднее!» Он усмехнул¬ся, посмотрел мои документы и сказал: «Москачка!»
 
Труп в холодильнике
– Ведь Московский форштадт и тогда был не самым спокойным?
– Он тогда был еще хуже. Сейчас там новостройки и так далее. А тогда было самое то место, где процветала преступность. Там есть улицы, на которых совершались убийства по нескольку человек в разное время. Не буду сейчас ее называть, чтобы эту улицу не компрометировать.
 
В прокуратуру этого района я пришел работать следователем. Было какое-то совещание, меня представили собравшим¬ся, и прокурор спросил, какие дела меня интересуют больше. Так как я начитался детективов, то сказал, что меня интересуют убийства. «Ха! – разулыбались все работники, – наконец-то пришел тот, которого интересуют очень трудные и очень неблагодарные дела». И поэтому меня тепло приняли.
 
Это была очень хорошая школа. Преступления были разные, но убийств было больше. Эти дела очень сложные, требуют особого внимания, за ними всегда особый контроль, за них получаешь шишки, если что. Это только в кино красиво расследуются убийства. А было, когда при¬езжал на труп, а его били двести раз по голове молотком. Можете представить, как выглядит этот труп.
– Преступность тогда и сейчас – она отличается? Или во все времена играют одни и те же людские страсти?
– Почему мы любим классику? Наверное, потому что все страсти, что были в прошлых веках: жадность, любовь, ненависть, страх, месть, стяжательство – они переходящие. Первое мое дело было ужасное и смешное одновременно. У нас в прокуратуре были установлены дежурства по городу. Нужно было выезжать на убийство в любое время суток.
 
В одно из дежурств следственной бригады меня приставили помощником к опытному следователю Лукиной. И поступил сигнал – в Иманте убийство. Достаточно страшное. Взрослая дочка приходит наве¬стить отца в его квартире в многоэтажном доме. Открыла холодильник – оттуда вываливается папа, у которого порядка двадцати ножевых ран.
 
Мы начали осмотр места происшествия незадолго до полуночи. Это одно из важнейших следственных действий. Оно продолжается много часов, все осматривается, описываются капли крови на стене, положение тела. Это муторное занятие, но оно помогает в раскрытии преступления. Ибо по капле крови можно сказать – нанесен удар снизу или сверху, левой или правой рукой и многое другое. И мне поручили писать протокол. Я сижу в уголке, пишу, наблюдаю, как люди работают, учусь. Труп лежит в прихожей у входных дверей. Я пишу, пишу. Уже два часа ночи, три часа. И я задре¬мал. Вдруг раздался страшный грохот. Открываю глаза – на полу ДВА трупа. У меня волосы начали дыбом подниматься. А что произошло, пока я дремал?
 
Один из экспертов спросил: «Ребята, туалет уже осмотрели, а то в туалет очень хочется?» «Да нет еще, ты там осторожно, отпечатков своих не оставь». Пошел он туда. А там, если помните, были такие бачки под потолком, нужно было дергать за веревочку. Ну, он сходил в туалет, дернул за веревочку... наверное, сильно дернул. Бачок упал, вода стала хлестать и все залило. Воду перекрыли, над ним посмеялись. И в это время с криком: «Ах, сволочь, опять меня залил!» -– по лестнице поднимается бабуля с нижнего этажа. Входит в квартиру, чтобы скандальчик устроить, видит окровавленный труп и сразу падает. Еле мы ее откачали.
 
Сегодня в клубе танцы, выступает работник прокуратуры
– Если громкие дела вспомнить?
– Наверняка многие помнят громкое дело тех лет – маньяка Рогалева. Он напа¬дал на женщин, больше десяти из них убил. Я тоже принимал участие в расследовании этих убийств. Были созданы следственно-оперативные группы из работников МВД и прокуратуры. Город лихорадило, его ловили и в конце концов поймали.
 
Но расскажу очень интересный момент. Примерно сразу после этого дела в СССР настал период борьбы с пьянством и алкоголизмом. И в связи с этим в прокуратуру спускались разнарядки, которые каждый прокурорский работник должен был довести до народа. Многие мои коллеги не любили эту нагрузку. Я тоже не любил, но делал это. Зарплаты были не Бог весть какие, а двоих детей нужно было содержать. Поэтому заработать за лекцию пять рублей было каким-то благом для семьи. Иногда коллеги подходили и просили вместо них выступить.
– А где вы выступали?
– Сейчас расскажу. Допустим, получена разнарядка – я должен выступать на трикотажной фабрике. Прихожу на фабрику, и глаза начинают расширяться. В цеху одни вьетнамцы и никто из них не понимает по-русски. Начальник цеха успокаивает: «Вы не волнуйтесь, читайте, они поймут». Что они там понимали, не знаю, но дружно хлопали...
 
А второй был смешной случай в клубе железнодорожников (он находился там, где сейчас Дом Москвы). Как-то я согласился прочитать лекцию, не посмотрев, что и где. Подхожу к клубу и вдруг вижу огромную вывеску, извещающую, что сегодня танцы, играет рок-группа, а перед танцами «выступит представитель прокуратуры по борьбе с пьянством и алкоголизмом».
 
Я захожу в клуб, выхожу на сцену и остолбеневаю: молодежь сидит уже чуть принявшая на грудь, никто ничего слушать не желает, всем танцы давай. Дело Рогалева мне помогло. Оно уже было рассекречено к тому времени. И я им говорю: «Я не буду вам рассказывать о борьбе с пьянством и алкоголизмом». Начинает гул стихать. «Я вам расскажу просто, как и почему Рогалев убивал женщин». Тут наступила гробовая тишина. Кто-то что-то попытался сказать, на него зашикали. Линию выступления я выбрал достаточно простую и правильную. Когда занимались делом Рогалева и анализировали ситуацию, то стало ясно, что он не просто ловил женщин и убивал. Он вступал в контакт, знакомился. Выпивали спиртное. И вот после этого спиртного он совершал свои насильственные действия. По этой канве я спокойно прочитал свою лекцию и под аплодисменты ушел.
 
Мошенники были, есть и будут есть
– Мы знаем, что вам довелось работать в районной, городской и генеральной прокуратуре Латвии. Почему с приходом независимости вы ушли в частное юридическое бюро?
– Я ушел раньше, когда только стали создаваться всяческие кооперативы. Товарищи из прокуратуры и из милиции вместе создали юридический кооператив и меня туда позвали. У нас был один стол и одна пишущая машинка на пятерых. Работать, как юристы, мы начали сразу в разных областях права. Это было 25 лет назад.
– В 90-е годы все мы были неопытными в новых реалиях. Это был рай для мошенников.
– Не надо думать, что мошенники были только тогда и только у нас в Риге или в России. Мошенники были и есть по всему миру. Поэтому, хоть мы сегодня и занимаемся организацией и сопровождением бизнеса, в то же время и в нашей практике встречается множество разных вещей, которые связаны и с уголовными делами, и с мошенничеством. Очень интересно, что такие ситуации случаются и с крупными бизнесменами, у которых солидный бизнес.
– Расскажите хоть один случай.
– Приходит как-то один такой солидный бизнесмен и говорит: «Виктор Михайлович, ты знаешь, я стал победителем соревнования среди быстрорастущих предприятий постсоветского пространства. Я собираюсь поехать в Лондон для получения приза. Но все-таки, так как ты мой юрист, посмотри, чтобы я в какую-то историю не влип». А он стоял у нас на полном комплексном обслуживании, когда мы решаем любые проблемы своего клиента.
 
Мы начинаем заниматься и выясняем, насколько искусно люди снимают деньги. Вполне официальная бумага, в которой написано, мол, вы победили в соревновании. Вам нужно прибыть в Лондон с такого-то по такое-то число. Для вас зарезервирован номер в гостинице «Хилтон». У вас запланирована встреча с членами королевской семьи на званом обеде там-то, где вы получите главный приз – бронзового орла. И есть фотография этого орла. Вроде все нормально и солидно. В этом письме говорится: «Для покрытия организационных расходов, которые несем мы с вами совместно, вам надо перечислить 10 тысяч долларов на такой-то счет». Начинаем пробивать ситуацию в Лондоне. Да, дей¬ствительно такое есть. В чем же подвох?
 
Чтобы выяснить, мы нашли тех людей, которые уже ездили на подобное награждение. Когда пишут «будете встречаться с членами королевской фамилии», кого представляют люди?
– Королеву, ее мужа, может, принцев.
– Да их там триста человек! Младший помощник дворецкого может быть тоже в каком-то родстве. А когда мы стали калькуляцию расходов делать, получилось – гостиница на три ночи – полторы тыся¬чи долларов, изготовить орла стоит 200 долларов, плюс билеты. Где-то три тысячи идут затраты, и семь тысяч люди кладут к себе в карман. И при этом человек съездит, все получит и так далее. Это такого рода ненаказуемый бизнес.
- Ну, эти награждения были несколь¬ко лет назад. Сейчас уже, наверное, мошенников стало меньше.
- Вы ошибаетесь. Эти схемы становятся все более изощренными.
- Например?
- За границей есть очень серьезные банки. Не хочу их называть. И какое-то время назад здесь существовала фирма, с одноименным названием крупного ино¬странного банка, в котором она помогала пройти процедуру получения кредита.
- Несколько лет назад приходит наш клиент и говорит: «Виктор Михайлович. Кредит хочу. Был на встрече, говорят, что все в порядке, можно готовить документы». А суммы кредитов там очень большие. Начинаем изучать текст договора. Вроде как бы все нормально. Начинаем проверять эту фирму. Связываемся с банком в Америке: «Действительно, существует такая фирма и у нее есть полномочия?» «Да, - отвечает нам банк, - есть такая фирма на рынке, мы ее знаем». Это все, что они нам сказали.
- Но чувствую, тут какое-то мошенничество. Всегда хорошо раскрывать такие вещи, когда ты находишь людей, которые уже прошли этот путь. Мы нашли все-таки людей, которые с этой фирмой пытались сотрудничать. Изучив дело, дали рекомендацию нашему клиенту отказаться от сотрудничества с фирмой, которая представляет интересы этого банка.
- Как же снимаются там деньги?
Заключается договор. Соискатель кредита вносит аванс в размере 10-20 тысяч долларов. И там в договоре есть такая фраза: «Вы должны выполнять все требования банка. В случае, если вы откажетесь, аванс не возвращается». Вроде бы все нормально - человек не собирается не выполнять требования банка. И поэтому некоторые бизнесмены на это попадаются и платят аванс.
- Далее цепочка выстраивается следующая. Требуется заявление такого-то типа - человек пишет это заявление. Требуются такие-то гарантии - человек предоставляет гарантии. Затем требуют пройти аудит. Но не какой-нибудь аудит, а фирмы с солидным именем, чьи услуги стоят по 70-80 тысяч долларов. Человек начинает думать. Он уже закинул туда двадцать тысяч. И еще семьде¬сят? Но при этом банк не гарантирует получение кредита. И человек начинает думать. А те особо не настаивают, мол, вы подумайте еще. Там есть какие-то сроки. В конце концов эти 10-20 тысяч аванса остаются у фирмы, человек сам отказывается дальше выполнять требования банка. Вот таким образом зарабатываются деньги.
- Как-то совсем незаметно пролетел час, отведенный на нашу беседу. Спасибо за интересный рассказ. Мы еще многое хотели бы узнать о сегодняшних буднях юристов. Надеемся, что когда-нибудь мы продолжим наш разговор. ■
 
Блиц – интервью
 
Ваш дом со всем имуществом загорелся, после спасения близких и домашних животных у вас есть время, чтобы забежать в дом и спасти какую-то одну вещь. Что бы это могло быть?
- Документы. Как юрист я понимаю, что в нашем государстве документы нужны. Забрал бы еще фотографию матери.
 
Какое ваше самое большое достижение на сегодня?
- Я считаю своим самым большим достижением то, что за 20 лет я ни разу не задержал зарплату сотрудникам. Были моменты, когда просто свои дивиденды отправляли людям на зарплату.
 
Если бы хрустальный шар мог рассказать вам всю правду о вашей жизни, что бы вы хотели узнать?
- Я хотел бы узнать о своих корнях. Наверное, потому, что в то время как-то не слишком этому уделялось внимание.
 
Кого бы вы пригласили на обед?
- Интересного собеседника. С удовольствием пообщался бы с Владимиром Познером.
 
А в Латвии?
- Я бы пригласил своих сыновей. Из-за их занятости не часто это удается.
/ Ольга КОНТУС, газета "МК-Латвия" /
Понравилась информация? Поделиться